АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ КАЧЕСТВА ПИТЬЕВОЙ ВОДЫ В УКРАИНЕ.

Копилевич В.А, Войтенко Л.В, Балакирева А.Д., Горбатенко К.А., Литвин Ю.С., Макаренко С.М., Островская А.В. Национальный университет биоресурсов и природопользования Украины, г. Киев

Стало очевидно, что на рубеже 2008-2009 годов Украина вошла в период глобального системного кризиса, который охватил все стороны общественного существования. Если неожиданно случившаяся пандемия гриппа несет непосредственную угрозу жизни каждого человека, то негативные последствия ежедневного употребления некачественной питьевой воды не столь очевидны и проявляются зачастую спустя годы. Причина в том, что в этом случае имеет место кумулятивный эффект, накладывающийся на другие факторы, усугубляющие проблемы со здоровьем, нездоровый образ жизни, некачественная пища, загрязненный воздух и т.д.

Внимание на проблемы качества питьевой воды обращают только тогда, когда возникает эпидемия, которую невозможно скрыть от общественности, – гепатита, шигеллёза, лямблиоза. На системную ежегодную работу традиционно не хватает средств. Так, например, в 2008 г. на осуществление государственной программы “Питьевая вода Украины на период 2006-2020 гг. и питьевое водоснабжение” из запланированных 360 млн. грн. было профинансировано всего немногим более 400 тыс. грн. В бюджете на 2010 г вообще не были запланированы средства на её реализацию. В решении Совета безопасности и обороны Украины от 2 февраля 2009 г. “О состоянии безопасности водных ресурсов страны и обеспечения населения качественной питьевой водой в населенных пунктах Украины” прямо указано на абсолютную неэффективность работы всех органов государства в сфере обеспечения безопасности водных ресурсов и питьевой воды. Не нашлось средств на подготовку ежегодного Национального доклада о качестве питьевой воды и питьевого водоснабжения за 2008 г. – фактически единственного доступного населению источника информации в этом вопросе. В отчете о работе МинЖКХ за 2008 г. нет ни одного слова о реальных мерах улучшения качества питьевой воды. По данным Счетной палаты, в отчете Министерства охраны здоровья Украины за 2007 год даже не было указано количество проверенных объектов централизованного и децентрализованного водоснабжения.

На этом фоне отсутствия достоверной информации о качестве воды централизованного и децентрализованного водоснабжения, собственных органолептических ощущений, агрессивной рекламы бутылированной воды и сомнительных методов домашнего тестирования нагнетается нездоровая атмосфера, дезориентирующая рядового потребителя и вселяющая реальный страх перед водой из крана. На руку такой шумихе сыграло и массовое закрытие бюветов в Киеве, вода которых, конечно, не безупречна, однако являлась вполне достойной альтернативой водопроводу.

Еще более сложное положение в вопросе децентрализованного водоснабжения. В связи с массовым развитием загородного строительства многие дачники на свой страх и риск роют колодцы, устраивают скважины без проведения проектно-разведывательных работ и соблюдения установленных санитарных зон охраны водных объектов и анализа воды, используемой для питьевых и хозяйственно-бытовых целей. Обращение потребителей с целью проверки качества воды в органы государственного санитарно-эпидемиологического надзора в абсолютном большинстве случаев безрезультатно.

По данным Счетной палаты Украины, приведенными в Бюллетене “О результатах аудита эффективности использования Министерством охраны здоровья средств государственного бюджета на выполнение заданий и функций по обеспечению государственного санитарно-эпидемиологического надзора и дезинфицирующих мероприятий” в 2008 году в нашей стране зарегистрировано 25,5 млн. случаев заболевания систем кровообращения (около 55,4% населения), 8,1 – органов пищеварения (15,6%) и 1,8 – новообразований (3,9%). Значительное количество этих болезней напрямую связывают с качеством питьевой воды (1-4).

Таким образом, цель настоящего исследования, выполненного научными сотрудниками и студентами магистратуры в рамках научных исследований кафедры аналитической и бионеорганической химии и качества воды Национального университета биоресурсов и природопользования Украины, состояла в проведении мониторинга химических показателей качества воды децентрализованных источников водоснабжения различных регионов Украины. Особенность исследования состояла в определении содержания таких токсикантов, которые не могут определять в большинстве своем государственные органы контроля вследствие отсутствия необходимого оборудования и утвержденных методик анализа, а также утвержденных уровней ГДК – кадмия, свинца, бария, нитритов. Так, например, основной действующий украинский нормативный документ, регламентирующий качество питьевой воды централизованного водоснабжения, -Государственные санитарные нормы и правила “Вода питьевая. Гигиенические требования к качеству воды централизованного хозяйственно-питьевого водоснабжения” № 136/1940, веденный в действие уже 12 лет назад, содержит достаточно абсурдный пункт: “…2.4.2. Вода не должна содержать токсические компоненты (ртуть, таллий, кадмий, нитриты, цианиды, хром(+6)…) в концентрациях, которые определяются стандартными методами исследований”. Но сразу возникает вопрос: а какие методы следует считать стандартными, так как более ни одного упоминания в этом документе о методах определения вообще не встречается.

Методы и методики исследования.

Отбор проб воды производился в соответствии с ГОСТ 24481-80. Вода питьевая. Отбор проб; ГОСТ 2761-84. Источники централизованного хозяйственно-питьевого водоснабжения. Гигиенические, технические требования и правила отбора.

Общая жесткость воды определялась титриметрически согласно ГОСТ 4151-72 Вода питьевая. Метод определения общей жесткости. Содержание свинца и кадмия проводили соответственно согласно ГОСТ 26932-86 Сырье и продукты пищевые. Метод определения свинца и ГОСТ 26933-86 Сырье и продукты пищевые. Методы определения кадмия, ГОСТ Р 51301-99 Продукты пищевые и продовольственное сырье. Инверсионно-вольтамперометрические методы определения содержания токсичных элементов (кадмия, свинца, меди и цинка) с использованием прибора М-ХА-1000-5. Относительная погрешность определения указанных металлов составляет 20% (отн.), что не превышает погрешности определения методом атомно-абсорбционной спектрометрии, особенно при таких низких концентрациях, которые характерны для объектов гидросферы. Прибор и методики анализа аттестованы в Украине. Содержание бария определяли с использованием метода капиллярного электрофореза на приборе “Капель” согласно методики измерения, подтвержденной сертификатом Госстандарта Украины 081/12-4566-00. Нитриты определяли фотометрически согласно ГОСТ 4192-82 Вода питьевая. Методы определения минеральных азотсодержащих веществ.

ЭКСПЕРИМЕНТАЛЬНЫЕ РЕЗУЛЬТАТЫ И ИХ ОБСУЖДЕНИЕ

В табл. 1 приведены сведения относительно объектов децентрализованного водоснабжения (колодцев) и сроков проведения исследований.

cleanwater.org.ua_0016

В целом был проведен сезонный мониторинг качества воды 72 колодцев на территории различных областей Украины с целью выявления общих проблем качества их воды, а также локальных особенностей, связанных как с уровнем антропогенной нагрузки, так и с биогеохимическими особенностями формирования водных горизонтов. Выполнен анализ 178 проб воды.

Что касается показателей гранично-допустимых концентраций содержания таких элементов, как барий, нитриты, кадмий, отсутствующих в украинском нормативном документе, то мы ориентировались на величины, рекомендованные ВООЗ (5). Они составляют: для кадмия -не более 0,003 мг/дм3 бария -0,7 мг/дм3 нитритов – 3 мг/дм3.

В табл. 2 представлены результаты мониторинга содержания кадмия и свинца в воде исследованных колодцев.

cleanwater.org.ua_0014

Таким образом, установлено, что в 97 образцах (54,5%) наблюдалось превышение содержания кадмия, а свинца – в 58 (32,6%). Чем можно объяснить такой значительный уровень загрязнения? Общепринятыми источниками считают цветную металлургию и производство пластмассы, а также использованные химические источники тока (батарейки). Кадмий и свинец поступают в окружающую среду со сточными водами, диффузное загрязнение может быть следствием использования фосфорных, калийных удобрений и локального загрязнения воздуха (6,7). Промышленные факторы воздействия на исследованных территориях исключены. Следовательно, возможными источниками могут быть свалки, на которые выбрасываются огромные количества пластиковой тары и батареек. Нельзя исключить также фактор использования загрязненных кадмием удобрений, хотя, как известно, объемы их использования за время независимой Украины уменьшились многократно в сравнении с временами СССР. Так, по данным (8), содержание кадмия в калийных удобрениях может составлять до 2 мг/кг, а свинца -7-20 мг/кг. Нужно отметить, что геохимия кадмия в Украине практически не изучена, очевидно, вследствие отсутствия аналитической базы определения этого следового, но очень токсичного элемента.

Что касается содержания бария, то во всех образцах не наблюдалось превышения ГДК. Фоновое содержание колебалось в 0,02-0,1 мг/дм3. Такому распределению способствует высокая общая жесткость воды, при которой происходит осаждение малорастворимых солей бария. 61% изученных образцов воды имели высокую и очень высокую жесткость, которая значительно превышала допустимый уровень. Только на территории г. Ирпеня не было колодцев с жесткой водой. Очевидно, жесткость является прямой функцией состава почвенного окружения. Практически на всех изученных территориях, за исключением , почвы относятся к карбонатному типу или имеют содовое засоление. Исключением стал колодец на территории заброшенного склада агрохимикатов в Мытнице, вода которого содержит 72 мг-экв/дм3 солей жесткости, причем в основном это кальций. Такое количество гидрокарбоната кальция – основного природного компонента солей жесткости – просто не может растворится в воде. Как показал развернутый анализ, в образце воды содержалось также 1500 мг/дм3 (ГДК – не более 250) хлоридов, поэтому жесткость обусловлена техногенным загрязнением воды хлоридом кальция, при этом общая минерализация составляла 7988 мг/дм3 (ГДК – не более 1000). Вода в этом источнике содержала также 10 ГДК (около 450 мг/дм3) нитратов, имела специфический запах и привкус. Тем не менее ею пользуются для бытовых целей работники мебельного цеха, функционирующего на этой территории.

К положительным моментам следует отнести следовое содержание нитритов во всех пробах. Максимальное содержание наблюдалось на уровне 0,136-0,212 мг/дм3. Однако во многих случаях при низком содержании нитритов фиксировались значительные превышения нормативного содержания нитратов, что свидетельствует об интенсивной микробной трансформации органических форм азота, попадающих с загрязнениями в воду колодцев.

Таким образом, на наш взгляд, среди множества проблем качества питьевой воды в Украине на одно из первых мест выходит интенсификация загрязнения тяжелыми металлами – кадмием и свинцом, которые очень слабо контролируются государственными СЭС вследствие отсутствия аналитических методик и аппаратного обеспечения. Причем антропогенный характер этого загрязнения подтверждается тем, что в данной работе исследовались водные источники аграрных и рекреационных территорий, где промышленного загрязнения не должно быть по определению. Особую опасность этому придает установленные факты (6, 7) о том, что накопление этих тяжелых металлов происходит в почках человека и их биологический период полураспада (выведения из организма) очень длительный и составляет 10-35 лет. Кроме того, свинец имеет склонность к накоплению в костях скелета.

Свинцовое хроническое отравление, даже незначительными дозами, ведет к разрушению центральной и периферийной нервных систем, с ним связывают также весьма распространенный недуг – синдром хронической усталости. Эти металлы проявляют также синергический эффект, взаимно усиливая токсичность.

Для решения установленной проблемы прежде всего нужно рекомендовать массовую санацию всех существующих в Украине стихийных свалок, организацию переработки бытовых отходов и использованных батареек, как это производится во всех цивилизованных странах. Необходимо также провести разъяснительную работу среди населения касательно санитарных правил обустройства и содержания колодцев, от которых в сельской местности еще нескоро можно будет отказаться как основного источника питьевого и бытового водоснабжения. В нашем исследовании практически не встретились колодцы, полностью устроенные согласно требований ВБН 46/33-2.5-5-96 Сельскохозяйственное проектирование. Внешние сети и сооружения. Нормы проектирования (рис. 1).

cleanwater.org.ua_0005

И, самое главное, необходимо реализовать на практике хотя бы основные положения государственной программы “Питьевая вода Украины”, которые касаются сельского водоснабжения.

ЛИТЕРАТУРА:

  1. Masironi R., Pisa Z., Clayton D. Myocardial infarction and water hardness in the WHO myocardial infarction registry network. -Bull WHO 1979. – V. 57. – Pp. 291-299
  2. Pocock S.J., Shaper A.G., Cook D.G., et al. British Regional Heart Study: geographic variation in cardiovascular mortality, and the role of water quality. British Med. J. -1980. – V 280. – Pp. 1243-1249.
  3. Zielhuis R.L., Haring B.J. Water hardness and mortality in The Netherlands. Sci. Total Environ. – 1981. – V. 18. – Pp. 35-45.
  4. Nerbrand C., Agreus L., Lenner R.A., et al. The influence of calcium and magnesium In drinking water and diet on cardiovascular risk factors in individuals living in hard and soft water areas with differences in cardiovascular mortality. BMC Public Health. – 2003. – V. 3. – Pp. 21-29.
  5. WHO Guidelines for drinking water quality: incorporating 1st and 2nd addenda, Vol. 1, Recommendations. – 3rd ed. – Geneva, 2008. – 515 pp.
  6. WHO (2003) Cadmium in drinking-water Background document for preparation of WHO Guidelines for drinking water quality. -Geneva, World Health Organization (WHO/SDE/WSH/03.04/80).
  7. WHO (2003) Lead in drinking-water. Back¬ground document for preparation of WHO Guidelines for drinking water quality. -Geneva, World Health Organization (WHO/SDE/WSH/03.04/9).
  8. Жовинский Э.Я., Кураева И.В. Геохимия тяжелых металлов в почвах Украины. -К.:Наукова думка, 2002. – 215 с.